Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

И вечный бой

Я ПОМИНАЮ ПАВШИХ НА ВОЙНЕ

3858680_5d1a08031c15 (700x627, 355Kb)

- Господи, смилуйся! - вскрикнула баба,
И застонала  - беспомощно, слабо.
Села на лавку, и в мертвых глазах
Скорчился болью затравленный страх.
И - тишина переполнила тело
В ушах зазвенело - "осиротела..."
- Осиротела, -ворочались губы,
И пятился образ Спасителя в угол...
А на столе, на бумаге шершавой
Буквы чернильные падали вправо.
Падали...
          падали...
                   Все повторяя:
"...пал смертью храбрых..."
                9 мая.



И вечный бой

А. И. Деникин. De profundis...


А. И. Деникин. De profundis...

1917–1927 годы… Черные годы, кровью и грязью записанные в книге судеб России.
«Победители» ликуют. В слове, в песне, в музыке, в графике, в пышных зрелищах являют миру свою непритворную радость. Еще бы: ведь десять лет, десять бесконечных лет — непостижимо для них самих — длится уже их властвование над страною.
От края и до края земли разносят они весть о «ликованиях народных»...
«Народ ликует»... Сколько глубокого трагизма в этой фразе.
Распяв плоть, они полонили и души многих. Насилием, муками, страхом, голодом, бесправием, — они заставили не только молчать, но и славословить.
Служитель Бога Вышнего, призывающий к неосуждению богоборческой власти, «радующийся ее радостям и печалящийся ее неудачам»...
Ученый, на развалинах школы, науки, над могилами безвременно ушедших бесстрашных и бескорыстных служителей ее — восхваляющий советские «достижения»...
Писатель и журналист, сменившие вехи, оплевавшие то, что раньше называли «светлым, вечным», и слагающие гимны распутству новой жизни...
Старый боевой офицер, болезненно переживший унижение страны и крушение армии и под конец «познавший — здоровую сущность советской власти»... Не первый раз уж он «ликует». Я помню его хмурое лицо еще в 17-м году на первомайской манифестации, когда он плелся в колонне, над которой реяли уже и большевицкие знамена и плыли звуки интернационала…
И другие: «сотрудники», спецы, нэпманы, «беспартийные»...
И с ними безликие толпы подневольных «граждан» покорно следуют за колесницей «победителей». Пока, до времени...
Не правы те, кто в этой удручающей картине видят только моральное падение. В ней — глубочайшая жизненная драма. Ибо это — пир во время чумы. И нынешние господа положения согнали на него миллионы людей, для которых «октябрьские торжества» — жуткая тризна по близким, безвинно погибшим и погибающим от рук устроителей пира, тризна — на костях и крови.
Страшен вид человека, замученного в подвалах чрезвычайки... Но еще страшнее облик его матери, принужденной по наряду комитета шествовать к «мавзолею» для поклонения останкам... палача.
Может ли быть пытка утонченнее?
«Народное ликование»...
Мне представляется картина:
Тишина. Мрак. Огромная, бездонная могила, наполненная до краев человеческими трупами. Их миллионы. И все еще несут, несут...
Кто они? Не все ли равно, какие политические и социальные грани разделяли их при жизни. Не все ли равно — принадлежали ли они к буржуазии, пролетариату, крестьянству. Братская могила — и одно имя всем:
«Умученный большевиками».
Тишина и мрак. Но эта тишина говорит громче, чем все громкоговорители, нагло прославляющие «советское строительство». Но этот мрак светит ярче, чем все обманчивые праздничные огни веселящейся толпы.
Они взывают к небу и человеческой совести, требуя справедливости и возмездия.
Ведь в этой бездонной русской могиле вместе с окровавленными трупами погребены и молодость, и сила, и талант; погребены невознаградимые культурные ценности страны, ее интеллектуальные и рабочие силы, ее чаяния и надежды.
А вокруг могилы идет дикий шабаш. В безумном хороводе сплелись руками и устроители пира, и те, чьи матери, дети, отцы, родные и близкие лежат в могиле. Их держат цепко — не вырваться. Их лица застыли в штампованном выражении благонамеренности. Их голос молчит или произносит штампованные приветствия. Они не смеют открыть свои душевные муки, не смеют громко помянуть своих мертвых.
В эти дни русской скорби они особенно несчастны.
Мы, живущие под чужим холодным небом, но свободные духом, разделяем их скорбь — нашу скорбь. В эти дни во всех концах мира, куда занесло нас злосчастье, — в храмах и в душах — мы вспоминаем благоговейно всех павших от руки большевицкой.
Вечная им память…
Тихий перезвон колоколов, печальные звуки погребальных песнопений — пусть разнесутся набатом по лицу земли родной — «гудя, негодуя и на бой созывая»…
Верим, Господи, Твоему произволению.

Борьба за Россию.
№ 50. Paris, 5 ноября 1927. С. 1–2
И вечный бой

Об "ужасах белого террора", "демократизме" чехов и двойной морали ген. Жанена

Оригинал взят у 64vlad в Об "ужасах белого террора", "демократизме" чехов и двойной морали ген. Жанена

Наши ненавистники любят цитировать знаменитый меморандум Чехословацкого национального совета, написанный в ноябре 1919 г. в обстановке крушения белого Восточного фронта, когда "демократичные" чешские лидеры, спасая себя, взывали к союзникам: "Под защитой чехословацких штыков местные русские военные органы позволяют себе действия, перед которыми ужаснётся весь цивилизованный мир..." (само по себе словосочетание "под защитой" уже есть передёргивание, ибо с декабря 1918 г. чехи не участвовали в военных действиях, а лишь охраняли в тылу Транссибирскую магистраль). По этому поводу позволю себе процитировать приказ начальника 2-й чехословацкой стрелковой дивизии и начальника охраны железнодорожного участка Новониколаевск–Ачинск полковника Крейчего от 11 мая 1919 г.:

Collapse )
Как же отреагировали на этот приказ "ужасные колчаковские террористы"? Как явствует из уведомления колчаковского Минюста колчаковскому же МИДу от 15 августа 1919 г. (ГА РФ. Ф. р-200. Оп. 1. Д. 118. Л. 89-89об), приказ Крейчего был отменён межведомственным Комитетом по обеспечению законности и порядка при правительстве А.В. Колчака, специальным постановлением от 5 августа, как "незакономерный". Но самое интересное в том, что происходит дальше.
Collapse )
Но что самое характерное - Жанен при этом ссылался (по принципу: "сам дурак") на известный, тысячи раз обсосанный советской пропагандой и её эпигонами - сегодняшними интернет-троллями приказ генерала С.Н. Розанова о взятии заложников в охваченных партизанскими действиями сёлах юга Енисейской губернии (Там же, л. 92-92об).
Генерал Жанен, однако, сел в лужу. Министерство юстиции уведомило его через того же Сукина, что "приказ генерал-лейтенанта Розанова от 28 марта 1919 г. о заложниках по настоянию министра юстиции отменён ещё до образования Комитета по обеспечению порядка и законности в управлении" (Там же. Л. 93. Курсив мой - В.Х.).
Это к вопросу о "кровавом Колчаке".

И вечный бой

Север России...1920-1923... Документы Истории...(3)

3858680_1284796254_byloe48_02 (326x400, 90Kb)

§ 4

 

Свидетельства

 

Советская система держалась на «двух китах» – терроре и пропаганде.

«Свободное русское слово» переместилось в Берлин, Прагу, Париж, Ригу, Нью-Йорк, Харбин, Шанхай, Варшаву…

В сентябре 1920 года корреспондент пражской газеты «Воля России» писал из Христиании:

 

«Подтверждается известие, что в Архангельске комиссар ЧК Кедров, собрав до 1 200 человек арестованных офицеров, партизан, интеллигентов и т. д., посадил их на баржу и вблизи Холмогор расстрелял из орудий и пулемётов. Сотни (до 600 человек) были перебиты, искалечены и утонули. <…>

В августе – грандиозная облава. Арестовано около 700 человек. Преимущественно женщин. Все предаются военно-полевому суду за толки об иностранном вмешательстве и за распространение слухов, сеющих недовольство существующим строем. <…> Власть в руках чрезвычаек. В Мурманске их шесть, а в Архангельске и того больше. Массовый арест педагогов <…>. В Шенкурском уезде опять этим летом вспыхнуло восстание, но было беспощадно подавлено с применением артиллерии <…>. Крестьянство относится к Советской власти, безусловно, отрицательно. <…> Городское население превращено буквально в рабов, так как большинство работает за те или иные провинности на принудительных работах. <…> Из сколько-нибудь заметных общественных работников (небольшевистского направления) все или расстреляны, или скрываются, или сидят в Архангельске, Вологде и Москве… <…> Кооперации, конечно, никакой. О кооперативах есть сведения, что член Правления «Лесорубов» Шестаков – расстрелян. И. Ф. Дегтев отбывал наказание в тюрьме, а затем увезён в Шенкурск на суд. Председатель земской губернской управы Скоморохов П. П. (социалист-революционер) был приговорён к расстрелу, но помилован и осужден на 25 лет каторжных работ. Есть слухи, что работает тайная «Крестьянская партия». <…> Люди, бежавшие из России, производят и сейчас впечатление ненормальных, измучены и физически и нравственно, так что разговор с ними труден».

В ноябре 1920 года «Воля России» поместила две корреспонденции того же автора.

Collapse )

Война

Молодая гвардия: Подлинная история или Уголовное дело № 20056


ЭРИК ШУР


Центральный архив ФСБ предоставил нам возможность изучить Дело № 20056 - двадцать восемь томов материалов следствия по обвинению полицаев и немецких жандармов в расправе над подпольной организацией «Молодая гвардия», действовавшей в украинском городе Краснодоне в 1942 году.
 Напомним, что роман «Молодая гвардия», который мы давно не перечитывали, подробно рассказывает об этих событиях. Писатель Фадеев специально съездил в Краснодон после его освобождения и написал очерк для «Правды», а потом книгу. 
 Олегу Кошевому, Ивану Земнухову, Ульяне Громовой, Сергею Тюленину и Любови Шевцовой сразу присвоили звание Героя Советского Союза. 
 После этого не только погибшие, но даже оставшиеся в живых «молодогвардейцы» принадлежали уже не себе, а Фадееву. В 1951 году по настоянию ЦК он ввел в свою книгу наставников-коммунистов. Тут же и в жизни об их роли в руководстве краснодонским молодежным подпольем написали километры диссертаций. И не писатель у очевидцев, а реальные участники событий стали спрашивать у писателя: чем действительно занималась «Молодая гвардия»? Кто ею руководил? Кто ее предал? Фадеев отвечал: «Я писал роман, а не историю».
 Следствие шло по горячим следам, когда еще не все свидетели и обвиняемые успели прочитать роман, быстро ставший классическим. А значит, в их памяти и показаниях известные всем книжные герои-подпольщики еще не успели подменить собой полностью реальных мальчиков и девочек, казненных краснодонской полицией. 
 Так вот, ознакомившись с фактами, автор нашел... 
 «Молодую гвардию» придумали дважды. Сначала в краснодонской полиции. Потом Александр Фадеев. До того как было возбуждено уголовное дело по факту хищения новогодних подарков на местном базаре, ТАКОЙ подпольной молодежной организации, о которой мы знаем с детства, в Краснодоне не было.
Или все-таки была?
Итак, факты.
Collapse )

</em>  

Красный террор

ТАЙНЫ КРАСНОГО ДОН-КИХОТА



Сергей Георгиевич Лазо

Имя Сергея Лазо в СССР было известно всем. Историю его героической жизни и смерти преподавали в школах и вузах, о нем писали стихи и песни, ставили спектакли и снимали фильмы, его именем называли улицы и населенные пункты, дома культуры и отдыха, памятниками с его скульптурами украшали скверы и парки. О его славной жизни знали мало, но о жуткой смерти помнили все..


Автор: Сергей Корнилов

Советские учебники и книги по истории гражданской войны давали официальную версию гибели Сергея Лазо: белогвардейцы бросили его вместе с Всеволодом Сибирцевым и Алексеем Луцким в топку паровоза, и они сгорели там за дело революции. Остальные подробности почему-то варьировались. От рук каких белогвардейцев погибли красный командир и его товарищи, где, на какой станции, как они там оказались - это уже никого не интересовало. А зря. При пристальном рассмотрении история открывается преинтересная.

 

Collapse )

 


Я_летчик

ТРАГЕДИЯ НАД ТАЙГОЙ.

Мой комментарий: Данный материал в первую очередь предназначен для моих коллег по авиации и тех кто интересуется ею. В данном материале приоткрываются неизвестные страницы  предвоенной советской авиации о известных событиях, которые мы знаем по книгам и воспоминаниям известных летчиков, но оказывается далеко не все в них, по понятным условиям, было отражено.

Якуб Войтковяк

Трагедия над тайгой: Об обстоятельствах смерти Я.В. Сорокина и А.М. Бряндинского

Во время чистки командных кадров Красной Армии большинство высшего комначсостава советских Военно-воздушных сил подверглось беспримерным по своему масштабу репрессиям. В эти страшные годы погибли многие опытные командиры военной авиации, среди них заместитель наркома обороны, начальник ВВС РККА командарм 2-го ранга Я.И. Алкснис, комкоры Ф.А. Ингаунис, А.Я. Лапин (помощники командующего Особой Краснознаменной Дальневосточной армией по ВВС), В.К. Лавров (начальник штаба ВВС РККА), В.В. Хрипин (командующий воздушной 1-й Армией особого назначения) и многие, многие другие, в том числе начальники ВВС округов и флота, командиры авиационных частей и соединений, начальники и преподаватели учебных заведений. Всего по ВВС за 1937-1939 гг. было уволено 5616 человек (1). А надо помнить, что в это же время советские летчики погибали, защищал республиканскую Испанию и Китай.
Помимо этого, военные летчики, в том числе командный состав ВВС, несли потери в авиационных катастрофах. Аварии и катастрофы в авиации всегда были. Даже сегодня они остались серьезной проблемой для ВВС всех стран мира. Аварийность в частях ВВС Красной Армии была высокой и в 1930-е годы. Например, в августе 1932 г., во время перелета эскадры самолетов ТБ-3 из Москвы в Хабаровск все машины попадали в аварии, некоторые по несколько раз, было семь случаев вынужденных посадок, в главном из-за поломок двигателей М-17. Но хорошая подготовка экипажей, особенно пилотов, позволила избежать жертв, и все самолеты и члены экипажей прилетели в Хабаровск (2). Этот пример свидетельствует, что в первой половине 1930-х годов главной причиной аварий и катастроф являлись технические недочеты.
Collapse )
И вечный бой

Викторина. Проверка на эрудицию и информативность. :)

Кому из видных  деятелей Советского Союза могли принадлежать эти размышления?


...Читать надо то, что писано людьми думающими: Библию, «Войну и мир», С. М. Соловьева, В. О. Ключевского, те мемуары, где само время отделило зерна истины от плевел мемуарного лицемерия, — Деникина, Шульгина, Палеолога, Бьюкенена, Бунина, Гиппиус, Сухомлинова, Коковцова — имя же им легион. Читать надо материалы Следственной комиссии Временного правительства, секретарем которой работал Блок, протоколы допроса Колчака, стенографические отчеты политических процессов сталинского периода.
Это бесконечное занятие и продолжим. Занятно и печально находить вечные константы русской жизни, видеть почти буквальную повторяемость событий, вслушиваться в скрип колеса истории и находить неожиданное утешение в давних писаниях.
«Де профундус» С. Л. Франка, середина 1918 года:
«Если бы кто-нибудь предсказал еще несколько лет тому назад ту бездну падения, в которую мы теперь провалились и в которой беспомощно барахтаемся, ни один человек не поверил бы ему. Самые мрачные пессимисты... не доходили в своем воображении до той последней грани безнадежности, к которой привела нас судьба... Даже в Смутное время разложение страны не было, кажется, столь всеобщим, потеря национально-государственной воли столь безнадежной, как в наши дни... И ужас этого зрелища усугубляется еще тем, что это есть не убийство, а самоубийство великого народа, что тлетворный дух разложения, которым зачумлена целая страна, был добровольно в диком, слепом восторге самоуничтожения привит и всосан народным организмом». Все, полная гибель, зияющая черная пропасть.
А если бы в том же 18-м году кто-то предсказал, что через двадцать с небольшим лет этот покончивший самоубийством народ вдребезги сокрушит германский «тысячелетний рейх»? Поверил бы ему хоть один человек? Разуму человеческому не дано проникать в будущее и даже осознавать настоящее.
Не очень прочное основание для оптимизма, надо признать, но все же лучше, чем беспросветный апокалипсический мрак.
...День тянется, и нет ему конца. Откупорить шампанского бутылку? Это фигура речи — шампанского нет, но водка найдется. Заманчиво, но безысходно. К тому же дня три-четыре неотступно давит какая-то жесткая лапа на сердце. Не очень больно — сожмет, подержит и отпустит. Хорошему человеку незачем долго жить», — подбадриваю себя когда-то придуманной фразой. И все же немного неприятно. Как, в случае чего, мир обойдется без меня?
Мир великолепно обойдется без тебя и тебе подобных, ехидно шепчет внутренний голос, ибо такие, как ты, появляются на свет не реже одного в минуту. Вас всегда будет в достатке, вы будете каяться за чужие грехи, и вами будут расплачиваться за чужие ошибки до скончания века.
Так приятно все свалить на чужие грехи и чужие ошибки, чувствовать себя незаслуженно обиженным... Это одно из самых больших утешений трудной человеческой жизни. Не надо, однако, из этого делать профессию, эта нива пахана и перепахана. Не лучше ли припомнить, что и у самого рыло в пуху: поддерживал любую власть, аплодировал любому лидеру, сломя голову выполнял любое указание верхов, да еще при всем при том пытался не только изображать, но и испытывать благородные чувства. Кто придумал издевательскую фразу: «Для того чтобы в нашей системе сделать карьеру, недостаточно прикидываться дураком — им надо быть»? Ты и был дураком, был им сознательно, поэтому и сделал карьеру...
Я ненавижу своего внутреннего оппонента, этого иезуитского Санчо Пансу, который так нахально претендует на то, что видит меня насквозь. Не то что чужая, но и своя собственная душа — потемки..."
Слава России

НЕИЗВЕСТНЫЙ АВТОГРАФ В. В. ШУЛЬГИНА

Имя Василия Витальевича Шульгина (1878-1976) неотъемлемо вошло в российскую историю XX столетия, вне зависимости от отношения к нему сторонников тех или иных политических партий и движений.
Многочисленные труды В. В. Шульгина, которые раньше не всегда можно было найти даже в спецхранах, теперь свободно издаются на родине массовым тиражом.
Тем не менее, многое в жизни и судьбе этого незаурядного человека до сих пор неясно, загадочно и окружено покровом тайны. В частности — его поистине титанический труд по созданию секретной разведывательно- осведомительной организации «Азбука», поставлявшей во время Гражданской войны уникальную информацию вождям Белого движения.

Работая над историей «Азбуки», которая в качестве одной из глав войдет в мою будущую книгу, я обнаружил среди множества служебных записок и отчетов впечатляющий личностный документ:
письмо В. В. Шульгина от 6 (19) января 1919 г. своему соратнику по «Азбуке», известному политическому деятелю В. А. Степанову. В этом письме рассказывается о гибели старшего сына В. В. Шульгина, Василия, который в составе студенческой добровольческой дружины после бегства гетмана Украины П. П. Скоропадского защищал Киев от наступавших на город петлюровских войск.
Документ публикуется полностью, старая орфография и пунктуация заменены на современные. Публикация осуществлена с согласия администрации Архива Гуверовского института войны, революции и мира (Стэнфорд, Калифорния, США).

«В дополнение к информационной странице позвольте послать Вам сердечный привет и поблагодарить Вас за письмо из Крыма. С тех пор как мы с Вами расстались, я потерял еще сына. Утешение мне то, что он умер смертью честного, чистого мальчика, у которого слово не расходится с делом.
Их было там на Святошинском шоссе 25 юношей. Их начальник уехал в город и не вернулся, поручив им защищать шоссе. Утром 1/14 декабря Киев был сдан. Соседние части стали отходить. Товарищ из соседней дружины подошел к Васильку и сказал: «Мы уходим, уходите и вы». Он ответил:
«Мы не можем уйти, мы не получили приказания. Зайдите к моей матери...»
Это были последние слова от него. Они остались...

Крестьяне видели, как, втащив на дерево пулемет, они крутили его до последнего патрона. Потом отстреливались из винтовок. Никто не ушел. Все до единого умерли, исполняя приказание. Когда-то, может быть, Россия вспомнит этих бедных детей, которые умирали, пока взрослые предавали.

Мать откопала тело его из общей могилы-ямы. Лицо было спокойно и прекрасно, пуля попала прямо в сердце, и, должно быть, смерть была быстрая. Почти накануне, после трех недель на позициях, он пришел домой на один день. Хотели его удержать еще на один день. Он ответил: «В такой семье не может быть дезертиров».

А кто вынул его тело из груды других, кто, рискуя жизнью (их едва не расстреляли), откопал его из общей ямы? Четверо волынских крестьян из нашей деревни, которые знали его с детства, и ведь любили «помещика». Вот судьба. Я работаю до изнеможения. Тем скорее пройдет время до могилы.

Весь Ваш В. Шульгин».
(http://xxl3.ru/kadeti/pomnim3.htm#shulgin)
Публикацию подготовил Виктор Бортневский СПб университет, Россия — Йельский университет, США

И вечный бой

АТАМАН КАЛЕДИН (УБИЙСТВО ИЛИ САМОУБИЙСТВО) продолжение

Описания смерти почти у всех авторов словно списаны друг у друга. Приведем лишь два.
В 1997 году заместитель директора по науке Старочеркасского музея-заповедника М. Астапенко по публикациям речи М. Богаевского в «Донской волне» 29 января 1918 года»(1) в фактически первой наиболее полной биографии знаменитого атамана» рисует сцену самоубийства с самоубийственной самоуверенностью. Такая вот картина вырисовывается в его изложении.
Вчитаемся:
«...Атаманский дворец опустел, Алексей Максимович остался один. Подойдя к окну, он выглянул на площадь. Холодный январский день догорал над городом, по небу медленно ползли сине-черные тяжелые тучи, а над городом, не спеша, опускался туман. ... О чем думал Атаман в эти последние минуты своей жизни, нам никогда уже не узнать...
...Где они теперь, эти казаки?! Предатели...
Горечь полной безысходности сдавила атаману горло, слезы подступили к глазам. Он отошел от окна и, гулко печатая шаги, через зал, увешанный портретами войсковых атаманов, прошел в комнату жены...
Collapse )