Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

И вечный бой

Павел Петрович Аносов

Дамасская сталь и русский булат

Павел Петрович АносовПамятник П.П.Аносову в г. ЗлатоустеПавел Петрович Аносов (1797 — 1851) родился в Петербурге, в семье секретаря Берг-коллегии (впоследствии Горный департамент Министерства финансов). В 1810 г. мальчика определили на учебу в Горный кадетский корпус, в котором, наряду с точными и техническими науками, преподавались литература, история, мифология, латынь, греческий, другие иностранные языки. Занятия в хорошо оборудованных мастерских и специальных кабинетах с коллекциями литья, минералов, руд, камней давали учениками глубокие практические знания и навыки.

По завершении учебы в 1817 г. Аносов отправился Урал, на Златоустовские казенные заводы, где и прослужил более 30 лет, пройдя путь от горного офицера до генерал-майора корпуса горных инженеров. Вся его жизнь была, главным образом, направлена на организацию сталелитейного производства, получение высококачественных сталей, открытие тайны изготовления ее высшего сорта называемого в России булатом, а в Европе дамасской сталью.

Археологические раскопки показывают, что уже в IX–X вв. на Руси получали сталь и делали из нее различные предметы ратного и домашнего обихода. Используя приемы механической и тепловой обработки, кузнецы изготавливали прекрасные образцы холодного оружия. Становление промышленного производства стали восходит к XVIII – началу XIX вв. и связано с уральскими и тульскими заводами: Нижне-Тагильским, Верхе-Исетским, Тульским, Камско-Воткинским и, наконец, Златоустовским — местом исследовательской и инженерно-производственной деятельности П. П. Аносова.

Машиностроительные заводы, военные производства, ремесленно-фабричные промыслы по изготовлению сельскохозяйственных орудий нуждались в сталях высокого качества. Понимая это, Аносов сосредоточил все свои силы, опыт и знания на раскрытии секретов булата, технологии его изготовления.

С древнейших времен булат был предметом высшей гордости и поклонения народов Востока и Запада.  Булатные клинки не тупились и не зазубривались даже при разрубании железных прутьев и гвоздей, они рассекали на лету шелковую газовую ткань. Признаком булата было наличие узоров на его поверхности: чем крупнее узор и темнее грунт, тем качественнее сталь. Поверхность булатного оружия отливала красноватым или золотистым цветом, оно хорошо гнулось и издавало характерный и очень чистый звон.

Collapse )

И вечный бой

ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ ЮРКЕВИЧ: СТРАНЫ И КОРАБЛИ



29 октября 1932 г. в торжественной обстановке на судостроительной верфи Сэн-Назере в присутствии президента  Франции Альберта Лебрена и членов правительства, на глазах съехавшихся представителей международной прессы, европейских и американских верфей, заводов, трансатлантических и других компаний на воду был спущен крупнейший в мире по тем временам трансатлантический лайнер «Нормандия».

«Хлопнула, разбившись о  борт, бутылка шампанского. Великан дрогнул. Сдвинулся. Пошел… Гром  «Марсельезы», рев заводских и пароходных гудков, восторженные крики многотысячной толпы: «Вив ла Франс! Вив ла Нормандия!…». Атлантический океан принял в свои объятия нового победителя стихий…», - информировали парижские газеты своих читателей о событии, имевшем огромное значение для Франции.

Долгие годы «Нормандия» будет в центре внимания мировых средств массовой информации, предметом разговоров в ресторанах, кафе, транспорте. Океанская красавица «была обречена на успех».

После столь торжественного спуска на воду вскоре начались работы по внутреннему устройству «Нормандии», которые планировалось завершить к 1934 г., но, в силу разных причин, она была готова к своему первому рейсу весной 1935 г.

Об этом «плавающем городе», «дворце-музее» для «прихотливой избалованной публики» длинной в 313, высотой 44 и шириной 36 м писали все газеты мира. Роскошь, удобство, быстрота и безопасность были присуще этому морскому гиганту.

По роскоши внутреннего убранства и комфорту «Нормандия»  превосходила все, что до тех пор  было сделано в области пассажирского судостроения. «Его третий класс был лучше, чем второй самых больших пароходов, а туристический - лучше чем первый; его первый класс был «окован в золото, серебро и мрамор, - это настоящий дворец!… По его палубам могли бы в ряд катиться автомобили…», - восторгалась парижская газета «Россия». Мощная радиостанция позволяла пассажирам, находящимся посреди океана, иметь постоянную телефонную связь с Европой и Америкой. Всего на Нормандии могло разместиться до 4 тыс. человек. «И какая гармония! Какое поразительное сочетание мощности и грандиозности с легкостью и изяществом. Поистине chef-d`oeuvre судостроительной архитектуры», - сообщали «Последние новости». Этот «шедевр» обошелся Франции более чем в 800 000 000 фр.

В начале апреля 1935 г. «Нормандия» отправилась из Сэн-Назере в Гавр, откуда 29 мая празднично настроенная 50-тысячная толпа проводила ее в первый рейс до Нью-Йорка. Океанская «колесница в 160 тысяч лошадиных сил» развивала скорость до 60 км/ час, с легкостью преодолела 3 192 морские мили за 4 дня 3 часа 5 минут. В порту Нью-Йорка американцы, «любящие все грандиозное, необычное, колоссальное»  устроили восторженную встречу «Нормандии». Еще у маяка Амброза в 11 часов французский лайнер встретила эскадрилья аэропланов. С утра в порту ее ожидали разукрашенные флагами суда, эскадра частных пароходов и яхт… В момент приближения «Нормандии» они устроили грандиозный салют гудками и сиренами. Госсекретарь США Холл, находившийся в это время в Вашингтоне, по радио приветствовал супругу президента Франции, находившуюся на борту «Нормандии».
Collapse )

И вечный бой

ЕленаОсокина ЗА ФАСАДОМ «СТАЛИНСКОГО ИЗОБИЛИЯ» (продолжение)

В тисках товарного дефицита


Репрессии против частника в городе и в деревне привели к падению показателей производства, особенно сельскохозяйственного. В результате в распоряжении государства оказался меньший товарный фонд, чем тот, который существовал в стране в период нэпа. Но даже если бы в руках государственных распределяющих органов оказался весь товарный фонд лучших времен нэпа, они все равно снабжали бы население хуже, чем частник.
Дело в том, что государственное снабжение работало принципиально иначе, чем частная торговля. Частник подчинялся законам рынка — продавать там, где есть спрос, и всем, у кого есть деньги. Государственное же снабжение представляло целевое распределение товарных фондов. Значительная часть товаров при этом вообще не попадала в торговлю, а шла на так называемое внерыночное потребление — снабжение госучреждений, промышленную переработку, изготовление спецодежды, снабжение заключенных, создание неприкосновенных запасов и прочее. Много товаров требовала и армия. По мере огосударствления экономики внерыночное потребление быстро росло за счет сокращения рыночных фондов(1). Из оставшейся товарной продукции значительная часть шла на экспорт, что также было фактором обострения товарного дефицита на внутреннем рынке. В период нэпа СССР проводил сдержанный внешнеторговый курс, с началом же индустриализации экспорт продовольствия стал быстро расти, представляя один из основных источников валютного финансирования промышленности.
Только то, что оставалось после обеспечения внерыночного потребления и экспорта, поступало в торговлю. Но и здесь принцип целевого распределения товаров продолжал действовать. Численность населения, покупательные возможности и спрос не являлись главными факторами распределения рыночных фондов между регионами. 
Collapse )

И вечный бой

ЕленаОсокина ЗА ФАСАДОМ «СТАЛИНСКОГО ИЗОБИЛИЯ»

Каждому человеку приходится заниматься покупкой продуктов, одежды, предметов домашнего обихода и прочего имущества, необходимого для жизни. В обществах рыночной экономики это занятие не составляет проблемы и даже превратилось в особый вид досуга и развлечения: были бы деньги, а товаров сколько душе угодно. Покупатель, живущий в условиях рыночной экономики, не ищет, где купить нужный товар, он, как правило, ищет место, где купить его дешевле. Иначе обстояло дело в социалистической экономике в СССР.
Ныне живет несколько поколений россиян, в том числе и мое поколение, которые знают о социалистической торговле не понаслышке, не из архивных документов, а из собственного жизненного опыта. Даже в период зрелости планового социалистического хозяйства — в годы брежневского «застоя» — наличие денег не было достаточным условием для покупки: полупустые полки магазинов, скудный ассортимент, низкое качество. Покупка превращалась в добывание товаров. Слово «купить» в быту заменялось словом «достать». «Где достал?» — этот короткий вопрос был многосложен. Ответ на него предполагал не только указать магазин, куда завезли дефицитный товар, но и через каких друзей и знакомых смог получить его или сколько часов отстоял в очереди, сколько переплатил за товар и многое другое. В наших квартирах еще есть вещи — мебель, посуда, одежда и прочее, которые приходилось не покупать, а добывать через знакомых или в длинных очередях.
Поколения, жившие при социалистической торговле, помнят и другое. Даже в голодные 30-е, военные 40-е и тяжелые послевоенные годы люди обеспечивали себя необходимым, несмотря на плохое государственное снабжение, а в последующие, более благополучные десятилетия при полупустых магазинах неплохо одевались, часто устраивали празднества и застолья — домашние холодильники не стояли пустыми. Люди старшего поколения часто приводят это в доказательство преимущества планового социалистического хозяйства над рыночным. Парадокс полупустых магазинов и полных холодильников отмечал буквально каждый, приезжавший в СССР в годы социалистического застоя. Загадка имеет простое объяснение. Государственная торговля в социалистической экономике никогда не являлась единственным источником снабжения населения. Наряду с плановым централизованным распределением товаров, которое составляло суть государственной торговли, в стране существовал обширный легальный и «черный» рынок товаров и услуг!.
Рынок в плановом хозяйстве не составлял автономной, независимо развивавшейся системы отношений. Он никогда не существовал рядом с плановой распределительной экономикой. Рынок развивался в органическом единстве, в симбиозе с ней. Исправляя огрехи и заполняя прорехи централизованного распределения, рынок приспосабливался к существовавшей системе экономических отношений, более того, использовал ее. Рынок превратился в неотъемлемую часть социалистического хозяйства. В этом союзе планового централизованного распределения и рынка обе стороны зависели друг от друга, влияли друг на друга и не могли существовать друг без друга2.
Признание того, что торговля в социалистической экономике представляла своеобразный синтез централизованного распределения и рынка, позволяет понять, почему и как люди выживали в условиях хронических кризисов снабжения, обеспечивали себя необходимым, когда полки магазинов были пусты, и даже становились миллионерами от социалистической экономики.


(Давайте и мы заглянем за фасад "сталинского изобилия" о котором кое ктосейчас ностальгирует. Приводимые фотографии были приведены в другом блоге и скопированы в мой архив) - Ganfayter
_______________________________
Collapse )