Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

И вечный бой

Забытые страницы Истории: РУССКАЯ ТОРПЕДА

Русская торпеда

    Русская торпеда


Успехи и неудачи первой в мире подводной лодки с торпедным оружием

Ровно 150 лет назад в центре Санкт-Петербурга, на юго-западном берегу Васильевского острова была спущена на воду подводная лодка. Это субмарина первая в мире использовала для подводного движения двигатель особой конструкции, работавший на сжатом воздухе. Все создававшиеся ранее проекты подлодок использовали либо паровой двигатель, либо банальный ручной привод.

Новая конструкция русского изобретателя позволяла обойтись без паровой машины, совсем не подходящей для подводного движения, и без многочисленного экипажа подводных гребцов, вручную вращавших винты. Но помимо этого новшества русская подлодка 1865 года была впервые в мире задумана как единый боевой комплекс, совмещавший движущийся подводный носитель с самоходным подводным оружием, ныне известным под именем «торпеда».

До этого все созданные и проектируемые в мире подлодки оперировали только с неподвижными минами, которые под водой буксировали к вражеским кораблям и подрывали их по проводам, отойдя на безопасное расстояние. Естественно, такая тактика существенно сужала возможности использования подлодок. И только предложенный в Петербурге проект 1865 года действительно обещал сделать подводную лодку по-настоящему смертоносным оружием для всех, даже самых больших кораблей.

Военный художник и царский фотограф


Автором опередившего свое время изобретения был Иван Федорович Александровский. Сын небогатого смоленского дворянина, он родился в 1817 году в Митаве (ныне территория Латвии), где его отец работал таможенным чиновником. Начало жизни Ивана Александровского ничем не предвещало его интерес к подводному оружию — он закончил Императорскую академию художеств в Петербурге, учась живописи у знаменитого Карла Брюллова. С 1849 года в качестве штатного армейского художника Иван участвует в Кавказской войне — живописцы тогда заменяли фотосъемку, в их задачу входило зарисовывать для военного командования особенности местности.

Русская торпеда

Иван Александровский. Источник: moremhod.info


Фактически Иван Александровский совмещал функции военного топографа и разведчика. Именно тогда он серьезно заинтересовался только что возникшей фотографией — в то время это занятие требовало самых современных знаний химии, оптики и механики. Фотографические пейзажи и фотопортреты были не только модным увлечением, но и важным, новым направлением штабной работы, позволяя по-новому фиксировать военную информацию.

Уже в 1852 году Иван Александровский сконструировал первый в мире аппарат для получения стереофотографий. Через несколько лет, в 1859 году, он участвовал в штурме аула Гуниб и сфотографировал сдавшегося в плен имама Шамиля. Завершившаяся Кавказская война оставила и целый ряд рукописных картин Александровского — «Осада крепости Чох», «Разоренный аул Ташкутур», «Русский лагерь под Гунибом» и другие.

Серьезное занятие фотографией позволило Александровскому стать состоятельным человеком. В Петербурге на Невском проспекте он открыл «Заведение фотографических портретов», столичная знать, следуя новой моде, активно фотографировалась и платила немалые деньги за это новое развлечение. Парадное фото тогда стоило дороже, чем билет первого класса на пароход из Петербурга в Лондон.

Опыты с химическими составами и стеклянными негативами сделали Александровского самым успешным фотографом России и одним из лучших в Европе. Он не раз фотографировал царскую семью, а с 1859 года первым в России стал официально именоваться «Фотографом Его Императорского величества». Александровский становится еще богаче — по налоговой статистике 1862 года его «фотографическое предприятие» в Петербурге приносило свыше 30 тысяч рублей годового дохода. Это были огромные по тем временам деньги, на которые можно было купить два добротных дома в столице Российской империи.

Но состоявшийся фотобизнес и личный успех не отвлекли Александровского от проблем Отечества. В то время общество России болезненно переживало неудачи Крымской войны, когда решающую роль в успехе наших противников сыграли британские пароходы. Россия тогда не имела ни кораблей, ни оружия, способных активно противостоять современному и многочисленному паровому флоту Великобритании.

Русская торпеда

Англо-французский флот во время осады Севастополя. Изображение: wwno.org


Иван Александровский, чья биография была тесно связана с русской армией, особо болезненно переживал ее неудачи и техническое отставание. Накануне начала Крымской войны он, уже будучи состоятельным столичным фотографом, совершил путешествие на Британские острова и мог лично наблюдать многочисленные стальные броненосцы англичан. Хорошо знакомый с современной техникой, Александровский прекрасно понимал, что Россия из-за технических и финансовых причин не сможет нагнать Англию, признанную «владычицу морей», по количеству современных кораблей. Для успеха надо было искать принципиально новое решение.

Collapse )
И вечный бой

"Красный флот Страны Советов"

Вклад императора в ВОВ 1941-1945



«Флот должен быть воссоздан в могуществе и
силе, отвечающих достоинству и славе России».
«Как бы ни были важны сами по себе все эти меры, они имеют значение
подготовительной работы к осуществлению основной задачи, от которой
зависят и наша внешняя безопасность, и наше международное положение;
эта задача — наряду с правильной постановкой сухопутной обороны
соорудить и флот, соответствующий по своей численности и боевым
качествам потребностям России»
Император России Николай II

Ниже приведенные данные говорят сами за себя.

Состав кораблей Императорского флота России в ВМФ СССР и принимавших участие в ВОВ 1941-1945.
Линкоры: 3
1.«Петропавловск»
c 31.03.1921 по 31.05.1943 — «Марат»
с 28.11.1950 — «Волхов»
2.«Гангут»
c 27 июня 1925 — «Октябрьская революция»
3. "Севастополь" ("Парижская коммуна") в строю до 17.02.1956
Итого:3


Collapse )
И вечный бой

Забытые лица России. Офицер флота российского Иван Ризнич (окончание)

ПОХОД

В сентябре 1916 года германское командование направило в Север­ный Ледовитый океан флотилию подводных лодок. Восемь субмарин развернули самый настоящий террор: за десять дней они пустили ко дну четырнадцать русских и союзных транспортов.

Но уже собирала свои силы флотилия Северного Ледовитого океана. И уже шли из далекого Владивостока через три океана в четвертый выкупленные у японцев эскадренные броненосцы «Пол­тава», «Пересвет», крейсер «Варяг»... Спешил из Средиземного моря крейсер «Аскольд». Дымились буксы у железнодорожной платформы под тяжестью подводной лодки «Дельфин», которую сопровождал из Владивостока в Архангельск будущий вахтенный начальник «Свя­того Георгия» подпоручик по адмиралтейству Михаил Мычелкин.

Флотилия стягивала свое боевое ядро. Ни одна страна не собирала свои корабли к бою на таком пространстве. Долог и опасен был путь на Север. Не всем удалось дойти до скалистых берегов Мурмана. На выходе из Порт-Саида взорвался по неизвестной причине «Пере­свет».

Самым малым кораблем, добиравшимся на Север, была подводная лодка «Святой Георгий».


Collapse )

И вечный бой

Забытые лица России. Офицер флота российского Иван Ризнич

 

Подводникам — Посвящаю...


Команды «ПО МЕСТАМ СТОЯТЬ! К ПОГРУЖЕНИЮ!» и «ПО МЕСТАМ СТОЯТЬ! К ВСПЛЫТИЮ!» известна все кто связал сою жизнь с подводным флотом и морскими глубинами. Служению одной из самых трудных, опасных, но и наполненной романтикой профессией. Делу, требующему безграничной преданности и любви к морю...К флоту...К кораблям..

Но могу с уверенностью сказать, что далеко не каждый из подводников знает, кто первым первым произнес эти команды.

А автором этих команд был лейтенант русского флота ИВАН ИВАНОВИЧ РИЗНИЧ, пионер русского подводного плавания.

О нем и будет сегодня рассказ.


Итак! ПО МЕСТАМ СТОЯТЬ! К ПОГРУЖЕНИЮ!


ФАМИЛЬНОЕ ДРЕВО.

Дед, Иван Стефанович Ризнич родился в 1792 году в Триесте, где отец его, серб из Дубровника, держал торговую контору, перешедшую позже к сыну Ивану. Молодой наследник вовсе не ограничивал круг своих интересов одной только коммерцией. Он учился в Падуанском и Берлинском университетах, знал несколько языков, собрал хорошую библиотеку, увлекался театром и итальянской оперой.

Пожив некоторое время в Вене, молодой негоциант переезжает в 1822 году в Одессу, где основывает экспедиторскую контору по хлебному экспорту. Дом Ризнича, как считают некоторые пушкини­сты, и сейчас еще стоит в Одессе на улице Пастера (бывшая Хер­сонская) под номером пятьдесят.

Энергичный, европейски образованный коммерсант очень скоро занимает в Одессе видное положение и не случайно привлекает внимание Пушкина, с которым даже состоит в переписке.

Бабушка, Амалия Ризнич, в девичестве — Рипп, полуитальянка-полуавстрийка. Двадцатичетырехлетний А.С. Пушкин, будучи в одесской ссылке, увлекся красавицей итальянкой. Ей посвящены стихо­творения «Простишь ли мне ревнивые мечты», «Под небом голубым страны своей родной...», «Для берегов отчизны дальной...». Несколько раз вспоминает он о ней и в «Евгении Онегине».

Двадцатилетняя красавица итальянка родила Ризничу сына Стефа­на, который скончался в годовалом возрасте. Заболев чахоткой, Амалия Ризнич уезжает на родину, в Италию, где вскоре умирает.

Три года Иван Стефанович живет один, уходит с головой в слу­жебные дела. За добросовестные услуги Русскому государству его награждают орденом Владимира IV степени.

В 1827 году Иван Стефанович вступает во второй брак — берет в жены графиню Полину Ржевусскую, сестру небезызвестной Эвелины Ганской, ставшей впоследствии женой Бальзака. Новобрачные пере­езжают из Одессы в имение графини под Винницей, в село Гопчица. Здесь Ризнич строит для местных крестьян церковь и приходскую школу. Деятельный, предприимчивый эмигрант принимает русское подданство, хлопочет о дворянстве и получает его вместе с чином статского советника и должностью старшего директора киевской конторы Коммерческого банка.

Вторая жена принесла Ризничу двух дочерей и трех сыновей. Самый младший, Иван, родился в Киеве в 1841 году. Вот он-то, надо полагать, и стал отцом Ризнича-подводника.

О родителях , братьях, сестрах мало что известно, а потому сразу перейдем непосредственно к Ивану Ивановичу Ризнич.

Collapse )

Слава России

Время менять командующих

Владимир Урбан

ПОЧЕМУ В 1916 г. НА ФЛАГМАНСКИЕ МОСТИКИ ЧЕРНОМОРСКОГО И БАЛТИЙСКОГО ФЛОТОВ ПОДНЯЛИСЬ НОВЫЕ АДМИРАЛЫ

90 лет назад произошла смена командующих сразу на двух флотах - Черноморском и Балтийском. Свои посты потеряли адмиралы А.А. Эбергард и В.А. Канин. Их места заняли сразу два представителя Балтфлота - начальник службы связи контр-адмирал А.И. Непенин и начальник минной дивизии и одновременно начальник обороны Рижского залива контр-адмирал А.В. Колчак, состоявший в этой должности лишь с декабря 1915 г. Историки Первой мировой войны чаще всего обращают внимание на их приход к руководству действующими флотами. Причины отрешения Эбергарда и Канина не берутся в расчет. Между тем существуют интересные документы, объясняющие это. Автор их - начальник морского походного штаба ставки Верховного главнокомандующего адмирал А.И. Русин.
Морской походный штаб при ставке Верховного главнокомандующего, которым с августа 1915 г. являлся Николай II, был создан в начале 1916 г. Начальником штаба назначили адмирала Русина, получившего право доклада царю. Именно это, как ни странно, позволило ему провести необходимую реорганизацию управления морскими силами. Адмиралу удалось убедить императора, чтобы Балтийский флот перешел в непосредственное подчинение Верховному главнокомандующему. До этого Балтфлот замыкался на главкома Северного фронта (а еще раньше - на командующего 6-й армией). Черноморский флот с начала войны подчинялся ставке. Таким образом, действия на морских театрах стали координироваться из одного центра. Добился начальник походного штаба и предоставления более широких полномочий командующим флотами.

Collapse )

Слава России

Русский капитан Немо



В 1936 году в Ленинграде, в доме близ Поцелуева моста через Мойку, на 78-м году жизни тихо скончался командир и конструктор первой русской боевой подводной лодки «Дельфин» Михаил Николаевич Беклемишев.
Умирая, он сказал сыну: «На могилу мою не ходи. Для тебя я навсегда ушел в море...»
Рассказывать об этом человеке трудно, ибо от всей его замечательной жизни осталась лишь пара изломанных фотографий да никогда не видевшие его внук и внучка, чья память сберегла о деде очень немногое. Заросла его могила в Александро-Невской лавре. Давным-давно разобрано на металл стальное детище Беклемишева — «Дельфин», даже закладной доски не сохранилось, долгое время пропадали в недрах архивов и чертежи первой русской подводной лодки, так что не смогли отыскать их и авторы фундаментального труда «Подводное кораблестроение в России». И все же...
Старая фотография. С переломанного наискось паспарту, украшенного некогда золочеными виньетками, печально и строго смотрит седовласый офицер. На белом кителе погоны капитана первого ранга. Острые усы и бородка делают его похожим на Дон Кихота. Впрочем, современники называли его «русским капитаном Немо».
Collapse )

И вечный бой

Пленение кронштадтского "Спартака"

85 лет тому назад сразу несколько московских и петроградских газет вышли со статьями "о растущей милитаризации" соседней Эстонии. Поводом для таких выводов послужил выход в море на испытания двух "новых кораблей" - "Вамболы" и "Леннука". Есть учесть, что советский ВМФ тогда попросту ржавел, то сообщение из Таллина о пополнении тамошнего флота могло действительно насторожить Реввоенсовет Республики. Правда, в комментариях не было упоминания о том, что эти корабли новыми можно было считать с большой натяжкой: они лишь прошли капитальный ремонт. Больше того, еще три года назад они ходили под советским флагом. Тут и начинается загадочная история о том, почему в Эстонии такое внимание уделялось "Вамболе" и "Леннуку". Там они считались боевыми трофеями, о чем, понятно, в России старались не вспоминать.

Скоро станет командующим, а пока еще гардемарин - Федор Раскольников в 1916 г.
Фото из архива Владимира УРБАНА
Для начала процитируем книгу воспоминаний "Юрьевские дни", написанную британским репортером Робертом Поллаком и вышедшую в Лондоне в 1925 г.:

"27 декабря (1918 г.) появилась возможность передать первое серьезное сообщение из Ревеля-Таллина. Наши корабли захватили два красных эсминца, пленили большого комиссара - Раскольникова, командовавшего плаванием. Я задал вопрос адмиралу (контр-адмирал В. Коуэн, возглавлявший британскую эскадру на Балтийском море. - Прим. В. У.), почему легко сдались большевики. В ответ услышал нечто неожиданное: неподготовленность экипажей, беспорядок в управлении, амбициозность флагмана, нахватавшегося чинов после революции, но никогда на выводившего в море суда. Словом, мне удалось поймать сенсацию. Говорят, когда "Таймс" с моим посланием из Эстонии попала в руки Троцкого, он топал ногами и кричал, что такого позора еще не испытывал".

Collapse )
Слава России

Последний прыжок "Барса"

Владимир Урбан


В 1917 ГОДУ В ШВЕДСКИХ ВОДАХ ПОГИБЛИ ЧЕТЫРЕ РУССКИЕ СУБМАРИНЫ


В мае исполнится 90 лет, как у берегов Швеции погибла в бою русская подводная лодка "Барс". Отдать долг памяти ее экипажу нужно хотя бы потому, что тогда на Балтике, кроме моряков потаенного флота, защищать родное Отечество оказалось некому. Летнюю кампанию 1917 г. Балтийский флот встретил полностью дезорганизованным, революция массовыми матросскими бунтами поставила его на крепкий прикол. Корабельные кубрики фактически выдвинули свой лозунг службы: лучше уж громить собственных адмиралов, нежели вражеских. Да и занятие это в конце концов было менее опасным, чем морская военная страда.



Экипаж подводной лодки "Барс".
Фото из книги ''Подводные силы России. 1916-2006''


Всем известно, что Временное правительство в апреле 1917 г. получило от союзников просьбу провести летнее наступление по всем фронтам, чтобы поддержать операции британцев и французов в Западной Европе. Была и отдельная просьба к военному и морскому министру Александру Гучкову: содействовать морской блокаде Германии, которая получала много грузов, в том числе и железную руду из нейтральной Швеции. К действиям на немецких водных коммуникациях русское командование могло подключить только подводные лодки, что и признал впоследствии А.И. Гучков, так как остальной флот "митинговал, а от безделья искал применение силы исключительно против собственного правительства".

Collapse )
И вечный бой

Любовь адмирала Степана Осиповича Макарова.


Мой комментарий: Хочется верить, что мало кто не знает имени адмирала Степана Осиповича Макарова, выдающегося флотского военноначальника, инженера, ученого, так рано окончившего свой славный путь при взрыве броненосца "Петропавловск" во время Русско-Японской войны 1904 года. Жизнь  таких людей как С.О. Макаров привлекает исследователей не только их профессиональной стороной, но и тем, какими они были в жизни.. Как жили, любили.. Какими они были в своей обычно повседнейной жизни. Данный материал приоткрывает завесу личной жизни такой выдающейся личности, как адмирал Степан Осипович Макаров.

 
Имя Степана Осиповича Макарова известно каждому жителю Николаева и буквально с пеленок вызывает закономерную гордость и уважение. Его заслуги в мореплавании непререкаемы и являются национальным достоянием как Украины, где он родился и прожил первые годы своей жизни, так и России, которой он верой и правдой служил до последнего своего вздоха. Рассказывая о Макарове, нет смысла повторять и повторяться о его научной деятельности, сказать что-то новое вряд ли возможно, а вот поговорить о его семейной жизни любопытно. Хотя бы потому, что большинство из нас о ней практически ничего не знает.


Степан Осипович холостяковал до тридцати лет – за учебой да войнами было не до женитьбы. А, может, не встретилась та, которая согласилась бы сменить спокойную светскую жизнь на неопределенный статус жены морского офицера, проводившего больше времени в море, чем дома. Ведь известное выражение Макарова «в море – значит дома» имеет знаменательное продолжение: «на берегу – значит в гостях». Это как раз о Степане Осиповиче.
В 1878 году закончилась русско – турецкая война и многие корабли российского флота были задействованы для перевозки из Европы в Россию сначала войск, а затем и гражданских пассажиров. Капитаном одного из таких кораблей – парохода «Великий князь Константин» - был Степан Осипович Макаров. Нельзя сказать, что ему нравилось плавать по Черному морю и перевозить людей из одного порта в другой. Скорее, это его утомляло и раздражало, ведь он к тому времени уже был известным ученым и мореплавателем, и задачу свою видел несколько иной. Но долг есть долг, а воинскую дисциплину никто не отменял. Макаров ценил долг и уважал дисциплину.


Collapse )


 


 
Исчадие_ада

Горькая правда, о «герое» русской революции лейтенанте Шмидте.(2)

Изначально им сопутствовал успех: начальство Шмидта признали команды двух миноносцев, по его приказу были захвачены портовые буксиры, и на них вооруженные группы матросов с «Очакова» объезжали стоявшие на якорях в Севастопольской бухте суда эскадры, высаживая на них абордажные команды.
Подняли красные флаги, в том числе контрминоносцы «Заветный», «Зоркий», «Свирепый» и номерные миноносцы 265, 268 и 270, а также некоторые другие суда, стоявшие в Южной бухте. Затем к ним присоединились эскадренный броненосец «Пантелеймон» (бывший «Потемкин»), минный крейсер «Гридень», контрминоносец «Скорый», минный транспорт «Буг», канонерская лодка «Уралец», учебные суда «Днестр» и «Прут».
Всего в восстании участвовали 2200 человек на кораблях и около 6000 в береговых подразделениях и на предприятиях.
Застав врасплох офицеров, мятежники захватывали их и свозили на «Очаков». Собрав, таким образом, на борту крейсера более сотни офицеров, Шмидт объявил их заложниками.  То же самое лейтенант посулил, если не будут исполнены его требования: он желал, чтобы из Севастополя и из Крыма вообще вывели казачьи части, а также те армейские подразделения, которые остались верны присяге. От возможной атаки с берега он прикрылся, выставив между «Очаковым» и береговыми батареями минный транспорт с полной загрузкой морских мин — любое попадание в эту огромную плавучую бомбу вызвало бы катастрофу, сила взрыва снесла бы часть города, примыкавшую к морю.
Collapse )</p>
</div>